«Офицеры и после увольнения в запас способны честно служить своей стране»

Личное дело
Андрей Козлов
Старший механик на коммерческих судах
Капитан 2 ранга
Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище

Есть уникальный город, построенный на очень удобном для морского судоходства месте, ставший базой Военно-морского флота, крупнейшим незамерзающим портом на Черноморском побережье Крыма и местом отдыха для десятков тысяч людей. Этот город называется Севастополем. И сегодня героем нашей постоянной рубрики впервые стал севастополец – капитан второго ранга в отставке Андрей Козлов.

– Андрей, не могу не задать вам главный вопрос – так чей же Крым?
– Конечно, наш (улыбается). Причем обязательно в одно слово – Крымнаш!

– Вы родились в Крыму?
– Нет, я родился в СССР, а теперь уже в другой стране – в Казахстане. Но в Севастополе прошла моя юность, я ведь учился в Голландии.

– Я что-то не поняла…
– «Голландия» – это неофициальное название Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища, где я учился. Оно, кстати, пошло от имени бухты Голландия в Севастополе, на побережье которой в дореволюционной России строился предшественник нашего училища – морской кадетский корпус. Что же касается самого наименования «Голландия», то оно зародилось во времена Петра I. По одной из версий, когда с помощью голландских мастеров строился отечественный флот, посёлки, где они обитали, называли Голландией.

Андрей мечтал быть военным с детства – перед глазами был пример родного дяди. А вот о том, что всю жизнь свяжет с морем, не подозревал…

– Не буду лукавить, что всю жизнь мечтал быть моряком, во многом это стечение обстоятельств. Я как-то легко поступил, легко учился, после окончания училища больше десяти лет служил на Северном флоте. Кстати, именно там познакомился с людьми, которые стали моими лучшими друзьями. Мы и сейчас общаемся, поддерживаем друг друга, помогаем. Я очень ценю и дорожу этой дружбой.

Уволенные офицеры – трудоспособные люди, обладающие не только хорошей профессиональной подготовкой, но и неплохой физической формой. И почему бы не использовать офицерский потенциал? Конечно, для этого необходима переподготовка людей под конкретные должности и задачи.

– Когда и почему вы уволились в запас, в каком звании?
– Я капитан второго ранга. Уволился в «самом расцвете сил» – мне было чуть больше 30-ти. Мой процесс адаптации «на гражданке» прошел без каких-то невыносимых трудностей. Прежде всего, связываю это с достаточно молодым возрастом – после 40 лет, а то и к 50-ти это было бы намного болезненнее.

Капитан второго ранга Козлов скромничает – почти 70% офицеров запаса испытывают трудности с подбором гражданской профессии, некоторые, не найдя достойного применения своим способностям, идут в грузчики, а некоторые, не сумев перестроиться, спиваются. А он не побоялся начать почти с нуля – пошел работать на коммерческие морские суда обычным мотористом. То есть, кавторанг стал обычным рабочим, который обслуживал двигатели! Параллельно с нуля выучил английский язык (в дополнение к своему немецкому, который учил в школе и училище). И теперь Андрей работает на иностранных судах старшим механиком. Достаточно посмотреть должностную инструкцию старшего механика, чтобы понять – кого попало на эту должность не поставят.

– Знаете, я не сомневаюсь, что офицеры и после увольнения в запас способны честно служить Родине «на гражданке». Более того – опыт службы «в запасе» известен ещё с дореволюционной поры: на наиболее ответственные государственные должности выдвигали людей из служивого сословия.
– Согласен! Уволенные со службы офицеры – трудоспособные люди, обладающие не только хорошей профессиональной подготовкой, но и неплохой физической формой. А еще мы умеем быстро мобилизоваться в экстренных ситуациях и принять верное решение. Но, к сожалению, наш потенциал не слишком востребован. Часто предлагают должность менеджера, но у подавляющего большинства офицеров запаса нет желания быть менеджерами – ведь по большей части это обычный продавец. Не всем, мягко говоря, это интересно.

– Что делать? Нужна ли структура, которая поможет уволившемуся в запас пройти переподготовку и гарантированно получить работу?
– Наверное, «первую скрипку» в этом процессе должно играть Министерство обороны – как структура, вырастившая и имеющая возможность оценить способности своих бывших сотрудников. А вообще, я думаю, назрела необходимость создать некую организацию, задачей которой было бы трудоустройство бывших военнослужащих. Кстати, госслужба страдает от нехватки квалифицированных специалистов. И почему бы не использовать офицерский потенциал? Конечно, для этого необходима переподготовка людей под конкретные должности и задачи.

– То есть переобучение необходимо?
– Конечно! Считаю это обязательным элементом. Учиться не стыдно, наоборот, новые знания и умения полезны всем, не только бывшим военным.

– Андрей, наверное, излишне спрашивать о том, пригодились ли вам опыт и квалификация, полученные на военной службе?
– Безусловно, тем более что моя нынешняя деятельность неразрывно связана с тем, чем я занимался много лет.

Переобучение – обязательный элемент успеха. Учиться не стыдно, новые знания и умения полезны всем, и не только бывшим военным.

– У нас «за кадром» как-то осталась ваша личная жизнь…
– Женился давно (улыбается), ещё в училище. У меня трое детей – старшая дочь уже совсем взрослая, замужем, живет отдельно. И двойняшки – мальчишки, учатся в школе. Сказать, что у меня есть какое-то хобби, не могу, врать не буду: если я не в плавании, то просто занимаюсь домом, какими-то бытовыми делами, детьми. Отдыхать за границу не езжу, потому что море и так под боком. Море, солнце, фрукты – что ещё надо? Так что «не нужен нам берег турецкий», так получается.

У Ивана Бунина есть прекрасное выражение – человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать. Похоже, что нашему герою повезло: в его судьбе все эти три вещи совпали удивительным образом. Работая на торговых судах, Андрей побывал во многих странах, увидел своими глазами практически всю Европу и Южную Америку. Был в Японии, Китае, Малайзии, Вьетнаме – всего и не перечислишь. Сожалеет, что видел в основном только портовые города.

– Большое впечатление на меня Южная Америка произвела, особенно Бразилия. Это абсолютно другой колорит, другие люди, правда, уличная преступность просто поражает. У нашего боцмана, который был не один, а в компании моряков, прямо на знаменитом бразильском пляже вырвали фотоаппарат. Не догнали (улыбается).

Впрочем, работа – это, разумеется, не только путешествия. Раз в пять лет Андрей проходит переобучение и меняет все рабочие сертификаты. И это не просто формальная процедура, а обязательная сдача экзамена государственной инспекции по безопасности плавания. И это несмотря на огромный опыт работы! Таковы морские законы...

Все истории успеха